bddeb19a     

Глазков Юрий - Стрелок



Юрий Николаевич ГЛАЗКОВ
СТРЕЛОК
Этот уголок Галактики был просто идеальным. Звезда сияла ярко, но ее
излучение было терпимо и свет не ослеплял пилота. Особенно приглянулась
пятая планета, она переливалась зеленью растений, голубизной морей и
белизной облаков.
"Прямо как наша Земля, - подумал Гавр, - надо садиться, нечего
размышлять".
Гавр - пилот-разведчик, приоритетный посланец в неизвестное,
мастерски притер корабль на травянистую поляну. Экспресс-анализ показал
полную доброжелательность окружающего мира.
"Посплю и выйду", - решил Гавр и закрыл глаза.
Сон был уже здешним. Под влиянием увиденного в сознании Гавра
мелькали пушистые звери, дивные леса, красивые птицы. Рай да и только.
Проснувшись, Гавр огляделся вокруг и заметил кое-какие изменения: от
корабля шла просека, теряющая свое окончание где-то далеко в лесных чащах.
"Не заметил я эту дорожку, что ли? - подумал Гавр. - Не могли же ее
прорубить за четыре часа, пока я спал".
Облачившись в снаряжение для новых неизвестных планет и прихватив
оружие, Гавр вылез из корабля. Красная метка его бластера показывала сто
процентов - это действовало успокаивающе. "Добрый знак защиты" - так
называли метку разведчики. Осторожно продвигаясь вперед, Гавр замечал
вокруг себя все и вся: шевеление листвы, ее шелест, птиц в небе и
траектории их полета, мелькание легких теней в кустах и меж деревьев - все
было спокойно, без намека на агрессию. Но Гавр не расслаблялся,
успокоительная тишина не отвлекала его, а окружающее спокойствие,
наоборот, все больше и больше настораживало. Гавр, как опытный охотник в
лесу, шестым чувством ощущал на себе настороженный взгляд.
"Деревья, что ли, смотрят?" - подумал Гавр и вспомнил русскую шутку:
Как у нас в Рязани
Все грибы с глазами.
Их едят - они глядят,
Их берут - они бегут.
Усмехнувшись, он шел дальше, но ощущение цепкого, липкого взгляда не
отпускало его. Все более ему казалось, что он похож на быка на бойне,
который идет по узкому коридору, в конце которого его ждет меткий стрелок
с оружием, направленным ему в сердце. Но вокруг была тишина и благодать. И
именно это нервировало Гавра. Несколько раз он ловил себя на том, что его
рука невольно сжимала оружие. Гавр уже не шел, а крался, окруженный
птичьим пением, ласковым светом, шепотом листвы, шел, подминая яркие
цветы, сгибающиеся под его тяжестью, словно приветствуя его.
Напряжение росло. Гавр вышел из леса и очутился на полукруглой
поляне, края которой круто уходили вниз. Лес за ним сомкнулся. Гавр стоял,
упираясь спиной в зеленую стену леса. Голубое небо и резкий край обрыва
делили мир пополам: на темный низ и светлый верх. Граница между ними была
четкой и строгой. Вдруг четкость границы нарушилась, линия горизонта
вспучилась, и над краем обрыва появился лохматый бугор, превратившийся в
хищную голову с горящими свирепыми глазами и оскаленной пастью, утыканной
лесом кривых, желтых зубов. Голова поднималась все выше, покачиваясь на
тонкой чешуйчатой шее грязно-зеленого цвета. Морда была просто
отвратительная. Появились когтистые лапы, они подрагивали, выдавая
нетерпение зверя. У косморазведчика была отличная реакция, оставшаяся еще
от прадеда - завсегдатая баров и таверн, в одной из которых, впрочем, он и
остался, опоздав опередить своего соседа на долю секунды. Выстрел - и
затихающий вой подчеркнул меткость Гавра. Зверь исчез. Гавр вытер
выступивший пот и боковым зрением заметил горбящуюся линию горизонта
справа. Выстрел - вой - вспотевший лоб. Холм тепе



Назад