bddeb19a     

Глинка Владислав Михайлович - Судьба Дворцового Гренадера



Владислав Михайлович Глинка
СУДЬБА ДВОРЦОВОГО ГРЕНАДЕРА
Роман
Исторический роман "Судьба дворцового гренадера" рассказывает о жизни
русского солдата первой половины XIX века.
Действие романа происходит в Зимнем дворце в Петербурге и в крепостной
деревне Тульской губернии.
Участник войны с французами конногвардеец Александр Иванов испытал на
себе всю жестокость солдатской муштры. Разгром восстания на Сенатской
площади, в котором Иванов принимал участие в строю своего полка, разрушил
все надежды коренного изменения социального уклада царской России.
Превращенные волей Николая I в декоративное украшение его резиденции
отборные солдаты гвардии - герои 1812 года, - застывшие на своих постах,
видят всю пустоту и фальшь придворного быта, все ничтожество первых
сановников империи.
Изверившись после разгрома движения декабристов в возможности всеобщего
освобождения крестьян, Иванов употребляет все силы, чтобы накопить денег и
выкупить у помещика своих родных.
Иванов погибает при пожаре Зимнего дворца, спасая художественные
ценности. О его гибели и предыдущей службе говорят скупые строки
официальных документов, ставших исходными данными для писателя, не один
год собиравшего необходимые для романа материалы.
"Судьба дворцового гренадера" является продолжением романа "История
унтера Иванова", вышедшего в нашем издательстве в 1976 году.
РОТА ВЕТЕРАНОВ
1
До этого дня Иванов знал Шепелевский дом только снаружи да кое-что
запомнил из слышанного от дворцовой прислуги на караулах в Зимнем.
Четырехэтажный, на жилых подвалах, он главным фасадом выходил на
Миллионную и вторым на Зимнюю канавку. Его часто называли Шепелевским
дворцом, потому что здесь жил когда-то Потемкин и теперь квартировали
господа немалого ранга.
"В такой казарме держи ухо востро - все время на глазах У высшего
начальства", - думали утром 2 ноября конногвардейцы, отбивая шаг по
Дворцовой площади.
От экзерциргауза увидели поставленного у Зимней канавки
унтера-измайловца, который взмахивал рукой, подзывая к себе.
Поравнявшись с ним, старший вахмистр Таран скомандовал:
- Кирасиры, стой! - И спросил: - Куда ж нам, браток, идтить?
- Бона с канавки ворота, кавалер, там пригонка формы идет на новый
манер, - отозвался махальный.
- По полкам аль как? - осведомился Таран.
- Новым списком, раз все гренадерами ставши, а старые полки вовсе
смешавши, - пояснил унтер. - Сами командир роты новых унтеров выкликают,
раз им допреж других формы пригоняют.
Сквозь глубокую арку вошли во двор, с двух сторон охваченный
Шепелевским домом, а с двух других - эрмитажными зданиями. Середину двора
занимало строение с высоко прорезанными окнами. Из его дверей придворный
конюх выводил пару оседланных лошадей. От такой встречи Иванов повеселел:
"Коли казарма рядом с царской конюшней, то можно хоть гляденьем
порадоваться, а то и почистить допустят, как скажу, из какого полка".
Второй махальный указал конногвардейцам крыльцо, и через темные сени
они вступили в большую залу. К стенам ее были придвинуты новые обеденные
столы, под ними сложены табуретки, а на столах лежали узлы в коленкоре, к
которым пришпилены записки с именами. У столов, разыскивая свое имущество,
толклись солдаты с разноцветными воротниками шинелей. Но еще теснее
окружали они что-то на середине комнаты.
Поняв, что узлы разложены "по азбуке", Иванов быстро нашел свое имя с
добавлением звания "гренадер 1-й статьи".
Тут гомон солдатских голосов разом смолк. В дверях соседней комнаты
встал лысоватый



Назад