bddeb19a     

Глухов В - Последний Лемур



В. Глухов
ПОСЛЕДНИЙ ЛЕМУР
Они медленно погружались все глубже и глубже. Зеленоватый свет
поверхностных вод сменился густыми сумерками. Отмечая свой путь вспышками
холодного света, мимо проносились глубоководные рыбы. Николай Бетехтин
взглянул на шкалу радиолота. Шестьсот метров... Он включил нашлемный
прожектор и перевел гидрореактивный ранец на горизонтальный "полет".
Сергей Трускотт, плывший в десяти метрах позади, проделал то же самое.
Исследователи быстро помчались на юго-восток, к подножию материкового
склона. Одетые в легкие скафандры, в шлемах, украшенных отростками антенн,
они сами были похожи на диковинных морских животных. Третий, смуглый
гибкий юноша, которого товарищи звали Володей, не имел скафандра. На его
лице была лишь прозрачная полумаска, от нее тянулся гибкий шланг к
заплечному баллону. Обнаженное мускулистое тело юноши казалось здесь, на
огромной глубине, чем-то противоестественным. Но в этом не было никакого
чуда: юноша был одним из тех первых людей, кто сменил воздушную стихию на
прохладный сумрак океана. Несколько лет назад, завершив биологическое
образование, Володя подвергся сложной операции, сообщившей его организму
замечательные свойства. Без вреда для здоровья он мог нырять на глубину до
двух километров. Сразу же после этого у него, как и у китов, сердцебиение
становилось гораздо реже. Кровь начинала снабжать кислородом только мозг и
органы чувств. Дыхательный центр резко снижал свою чувствительность к
углекислоте. Главное же, что позволило человеку проникнуть в глубины
океана, - это подобранный с необычайной точностью состав глубоководной
газовой смеси для дыхания.
Но зато Володя лишился возможности подолгу бывать на суше. Впрочем, ученые
обещали "усовершенствовать" его организм. Перед Володей открылся
совершенно новый мир с его богатейшей жизнью и причудливыми обитателями,
так не похожими на сухопутных. Он постигал природу океанских животных и
рыб, слушал их голоса, и постепенно в его сознании складывался
величественный образ Мирового океана, почти недоступный восприятию земных
исследователей. И теперь Володя ввел в этот мир Николая и Сергея, с
которыми учился когда-то в Палеоинституте.
Вскоре они достигли подножия Мадагаскара. Из черно-зеленой тьмы выступил
материковый склон, усеянный актиниями, вокруг них роились стайки крохотных
рифовых рыбок, отливавших всеми цветами радуги. Бетехтин и Трускотт
выключили двигатели и плавно опустились на дно. Володя стремительно
скользнул вдоль склона к самому краю материковой отмели, туда, где она
круто обрывалась в бездонные глубины океана.
- Приступили? - коротко спросил Николай. Его голос, преобразованный
ультразвуковыми приемниками, прозвучал тихо и невнятно.
- Давай! - крикнул Трускотт и потянулся к съемочному аппарату, висевшему
на боку.
Николай поглядел в сторону Володи, силуэт которого неясно маячил вдали.
- А ты готов? - сказал Бетехтин в гидрофон.
- Бесполезное занятие, - отозвался Володя. Он имел в виду кропотливые
подводные съемки, продолжавшиеся вот уже третий месяц. - Жители океана
рассказали бы вам о Лемурии в тысячу раз больше.
Володя, как всегда, гнул свою линию. Его интересовал только океан. И его
жители. А самой важной научной проблемой он считал общение людей с
приматами моря. На глубоководных базах, где жили и работали исследователи
Мирового океана, эта тема была неисчерпаемой и служила предметом
ожесточенных споров и дискуссий.
- Пока вы тут теряете время, - продолжал Володя, - я, пожалуй, сплава



Назад