bddeb19a     

Глуховцев Всеволод - Бог Сумерек



Всеволод Глуховцев, Андрей Самойлов
Бог сумерек
Анонс
“Книга тысячи времен” — легенда черных магов, открывающая, как говорят, доступ в параллельные миры...
Книга, за которой охотится таинственное охранное агентство “Геката”.
Половина парней из “Гекаты” частично зомбирована — и давно уже забыла само понятие “страх”.
Половина — навидалась уже ТАКОГО, что не побоится теперь самих демонов Ада.
И ежели единственным полным экземпляром “Книги тысячи времен” владеет Бог сумерек из иной реальности — значит это просто НОВОЕ ЗАДАНИЕ.
А задания парни из “Гекаты” привыкли ВЫПОЛНЯТЬ...
Часть первая
ЦЫГАНСКИЕ ГОСТИ
ГЛАВА 1
Бойцу охранного агентства “Геката” Игорю Артемьеву, несшему дежурство в Центральной городской библиотеке, всегда занятно было наблюдать, как это огромное здание пустеет перед наступлением ночи.
В 20:15 негромко звенел первый звоночек, напоминающий читателям, что у них остается полчаса. Тогда, согласно инструкции, Игорь проверял все свое снаряжение, докладывал по рации, что он на месте, и занимал позицию внизу центральной лестницы, меж двух кабинок с бабульками-контролершами.

Он знал, что в эти минуты там, наверху, на втором и третьем этажах, помещение медленно наполняется оживлением и шумом. Работники читальных залов вежливо предупреждают посетителей о том, что библиотека скоро закрывается, — и вот уже некоторые спешат к окошкам сдачи книг, чтобы потом не топтаться в очереди. Повсюду слышатся глухие хлопки закрываемых томов, скрип стульев, шарканье подошв, кашель, неразборчивые голоса.
Еще через несколько минут первые уходящие показывались на лестнице. Привычным движением поправив; ремень с амуницией — дубинка слева, пистолет справа, — Игорь выходил на место, спиной к выходу, лицом к лестнице, и внимательно наблюдал за спускающимися вниз людьми.
Вроде бы пустяковое, занятие это требовало, однако, изрядного напряжения. Народу становилось все больше и больше — только что были единицы, а вот уже валом валят, и у обеих кабинок вытягиваются хвосты очередей, а сверху уже доносятся шлепки тряпок и яростное шорканье — уборщицы торопятся побыстрее закончить обязательную влажную уборку.
В 20:30 звенел второй звонок, и он уже казался не таким деликатным, как первый, а звучал вполне по-деловому, без церемоний: ну, мол, давайте поживей, будет. И после него шум и поток уходящих достигали апогея.
Вот это был очень интересный момент, странно волновавший Игоря, хотя он и не мог объяснить себе этого волнения. Краткое, судорожное вскипание жизни перед тем, как все замрет, — вот что было странным.

Игорь не ослаблял внимания, держа под контролем обе кабинки, в которых бабульки шлепали и шлепали резиновыми штам-пиками по контрольным листкам, — а странное чувство было где-то в глубине. Оно не было неприятным, но и приятным назвать его тоже было нельзя; оно было странным, вот и все.
И еще диковинно было видеть, как этот людской прилив быстро спадает. Минут пять — и поток редел, очереди таяли. Люди пока оставались, но сверху уже почти никто не шел, еще немного — и вот спешат последние читатели.
И тогда раздавался третий звонок. Этот уже звенел спокойно, как бы подтверждая: ну, вот и все. Теперь сверху никто не шел, а те, кто только что спешил, были уже у самых будочек, и вот аккордные удары штампиков: хлоп, хлоп — и тишина.

Еще несколько раз с протяжным скрипом отворялась дверь. Наконец, она тяжко бухала за последним уходящим посетителем. Все.

После этого охраннику полагалось выждать три минуты и отрапортовать по рации: “Поток прошел”. В



Назад