bddeb19a     

Голиков Алексей - Бабушкина Молитва



Алексей Голиков
Бабушкина молитва
Деревня Петрилово утонула в снегу почти по самые крыши. Сразу за ее
околицей начиналось летное поле, которое трактористы ежедневно укатывали
тяжелыми катками. В его разных концах рассредоточенные под белыми
маскировочными сетями стояли пикирующие бомбардировщики ПЕ-2. Чуть в
стороне, за оврагом, размещалась зенитная батарея. Ее выкрашенные белой
краской пушки настороженно смотрели в небо.
Здесь зимой сорок третьего года базировался 780-й авиационный полк. Он
входил в состав 1-го бомбардировочного корпуса резерва Главного
командования. Корпус участвовал в прорыве блокады Ленинграда со стороны
Волховского фронта. Бои шли упорные и кровопролитные.
С рассветом 11 февраля на аэродроме загудели моторы - техники готовили
самолеты к боевому вылету. Полк получил задание: уничтожить артиллерийские
батареи противника в районе железнодорожной станции Рамцы. Наша авиация уже
несколько раз бомбила эту цель, несла значительные потери, а немецкие
батареи продолжали вести огонь, задерживая наступление. Станцию прикрывали
сильные зенитные средства и истребители противника.
Для выполнения боевого задания командир 780-го авиаполка майор Зайцев
решил послать шесть бомбардировщиков ПЕ-2. На них полетят лучшие летчики,
лучшие штурманы и лучшие стрелки-радисты. Поэтому будет два сборных звена.
Первое поведет он сам, а второе - командир второй эскадрильи капитан Сергей
Стодолкин со штурманом старшим лейтенантом Сергеем Фокиным и
стрелком-радистом - начальником связи эскадрильи капитаном Евгением
Лашуком.
Формально Женя Лашук не должен был лететь на это задание. Одиннадцатого
февраля ему следовало отбыть в штаб корпуса, куда вызывало высокое
начальство. Но его включили в экипаж капитана Стодолкина. Собственно, об
этом он и думал, идя на построение перед боевым вылетом.
Снег скрипел под его унтами - утро стояло ясное, морозное. В такую погоду
бомбардировщики к цели незамеченными не подойдут и, конечно, опять понесут
значительные потери. Об этом он старался не думать. Почему-то вспомнил, что
ночью во сне видел сырое мясо. А бабушка, у которой он рос, говорила, что
такой сон к болезни. Вспомнил, как его провожали на фронт. Дедушка Спиридон
Акимыч, отставной солдат, так он себя называл, потому как воевал с турками
под Плевной и с японцами в Порт-Артуре, перекрестил и наказал: "Трусом не
будь! Всегда помни, что Бог не без милости, а солдат не без счастья! На
себе испытал!" А бабушка горько плакала и дала написанную на листочке
молитву, с которой ее Акимыч две войны отвоевал. Молитва была, видимо,
древняя, оберегающая от меча булатного и стрелы каленой. Потом истово
перекрестила и сказала: "Теперь в Бога верить не велят. Но чтобы молитва
всегда с тобой была - это мой наказ". Вспомнив это, Женя чуть улыбнулся:
бабушку он очень любил и ее наказ выполнял неукоснительно, хотя и в великой
тайне от всех.
...Вздымая снежную пыль, бомбардировщики один за другим поднимались в
голубое морозное небо. Над аэродромом они построились - два звена друг за
другом - и взяли курс на железнодорожную станцию Рамцы. К ним
присоединились истребители прикрытия. Стараясь быть незамеченными, на цель
зашли со стороны солнца на высоте четырех тысяч метров. Но немцы не зевали:
открыли яростный зенитный огонь. Появились "мессершмитты". Но атаковать не
успели. Бомбардировщики уже пикировали на цель, словно нырнув в паутину
огненных трасс.
Женя почувствовал, как его отрывает от сиденья и до боли закладывает уши
от



Назад